Городокская центральная районная больница

Пользователи и гости сайта вправе оставлять комментарии к опубликованным материалам. Перед комментированием настоятельно рекомендуем ознакомиться с Правилами размещения комментариев. 

Жертва в отношениях

ЖЕРТВА В ОТНОШЕНИЯХ,

или роли, которые мы играем в жизни

Любой ребенок хотя бы раз в жизни оказывается в такой ситуации, когда он бессилен что-то изменить и повлиять на эту самую ситуацию.

— Он не может «отменить» стесненные финансовые условия семьи, но вынужден «нести» последствия своего положения – в частности, страдать от того, что у него нет таких игрушек (одежды, комнаты, возможности отдыхать за границей и т.п.), как у других детей;

— Он не в состоянии остановить развод родителей, и все, что ему остается – это примиряться с новыми условиями – раздельным проживанием, новыми спутниками мамы и папы и новыми братьями и сестрами;

— Ребенок не остановит агрессию и насилие в семье, а вынужден будет приспособиться – «не отсвечивать», или поддерживать одного из родителей, или же – если является объектом насилия – выживать.

В любом из приведенных примеров ребенок является Жертвой – т.е. человеком, который не может изменить обстоятельства своей жизни, но вынужденный в них существовать.

Так формируется «жертвенная» часть Внутреннего Ребенка – той части личности, которая всегда с нами. И в которую мы периодически попадаем, когда обстоятельства складываются таким образом, когда мы не можем их изменить. Или же нам кажется, что не можем, так как, «попав в Жертву», мы начинаем смотреть на мир глазами маленького ребенка, который ничего не может сделать сам, без помощи «всесильных» взрослых. А «Взрослые» – это другие люди, которых мы наделяем властью, авторитетом, способностью принимать решения и управлять ситуацией. Именно от этих «Взрослых» мы ждем – по всему спектру треугольника – от тиранического насилия до сладкого спасения от трудностей и тревог.

Другими словами, находясь «в Жертве», мы отказываемся от возможностей, выбора, взрослой позиции, наделяя ею других – более «способных» и «влиятельных»… «Я не могу», «У меня не получится», «Бесполезно», «Ничего не выйдет», «Страшно менять обстоятельства жизни», «Мне ничего уже не нужно» – вот характерный лексикон Жертвы.

Как человек попадает в эту роль?

Любая ситуация, «напоминающая» детский сценарий, где вы были беспомощны, остались без защиты (хотя бы из описанных выше), может «выбросить» вас в эту роль. И вот вы уже не взрослый человек, а беспомощный ребенок – со всеми характерными чувствами и ощущениями, из которых, кажется, нет никакого выхода – настолько они реальны.

Вот несколько наиболее распространенных монологов из позиции «Жертвы».

  1. Фантазии о катастрофе.
    Я представляю себе, что со мной может произойти любая беда, например, я потеряю работу, мой друг/ подруга изменит мне, я заболею и т.д.
    В отличие от настоящей осторожности здесь не предпринимаются никакие предупредительные меры.
  2. Вновь непоправимая ошибка.
    Я сожалею о том, что совершил, например: мог бы лучше подготовиться к экзаменам, не надо было дружить с этим человеком, произносить таких слов и т.п.
    Мы жалуемся, но не стремимся к конкретным изменениям.
  3. «С больной головы на здоровую».
    Я упрекаю других. Я обвиняю других в том, что они недостаточно внимательны, деспотичны, неприветливы и т.п.
    Конструктивно решить проблему я даже не пытаюсь.
  4. Я – маленький и уродливый.
    Мы говорим о себе: я никому не нравлюсь, потому что я толстый, худой, старый, молодой, некрасивый и т.п.
    Я берусь судить о том, как другие относятся ко мне.
  5. Демонстрация собственной неспособности.
    Я с постоянным чувством вины спрашиваю себя и других: ничего ли я не забыл? Не пропустил? Что-то сделал не так? Я судорожно избегаю того, чтобы показать свои способности.
  6. Сравнения с другими.
    Я говорю: шеф более ценит Петрова, чем меня. Мужчины больше любят Лизу, чем меня. Они удачливее меня.
    Эта распространенная позиция основана на убеждении, что всегда нужно быть первым.
  7. Упреки.
    Я говорю: если бы ты был более дружелюбным, мы бы лучше понимали друг друга. И т.п. Я делаю других людей ответственными за свои трудности, и мне хочется изменить что-то в них, вместо того чтобы поработать над собой.
  8. Склонность видеть все в черных тонах.
    Я говорю: для чего мне прилагать усилия? Если я и пройду собеседование, мне все равно не предложат работу и т.п. Я делаю глобальный вывод, что все мои усилия напрасны.
  9. «Что скажут люди?» Я говорю: что подумают мои знакомые, если я буду общаться с этим и этим человеком, займу это место, приму это решение? Я делаюсь зависимым от предполагаемой реакции окружающих.

 

Надо сказать, что некоторые люди «попадают в Жертву» эпизодически, а есть такие, которые вовсе из нее не выходят. Именно они создают альянсы с Тиранами, которые со стороны кажутся невероятными, непостижимыми: «Как же она позволяет так над собой издеваться? Как он позволяет так собой помыкать?» Но давайте вспомним, что в заветном треугольнике  Карпмана (Жертва-Преследователь- Спаситель), каждый имеет свое – Тиран имеет власть (и ответственность как нагрузку), Жертва – снимает с себя ответственность (у нее в нагрузке – насилие), Спасатель же холит свое эго (имея в нагрузке непомерные претензии Жертвы и ярость Тирана).

У Жертвы же, главной героини, есть совершенное оружие – это чувство вины. Ей никогда не бывает достаточно, она требует больше и больше, и через упреки, жалобы и страдания которые она испытывает, вы будете чувствовать себя – ну очень плохим человеком. За то, что «причиняете ей страдания» и «не можете сделать ее счастливой», и вообще «недостаточно хороши для нее». В действительности, источник страданий – не здесь, не в текущей ситуации, а – там, в прошлом… В прошлом самой Жертвы, куда она погружается, когда происходит что-то из детского сценария.


Как можно понять, что я – «в Жертве?»

Есть несколько признаков…

  • Чувство обиды, страдания, беспомощность, ожидания от других людей – что помогут, нет, просто обязаны – помочь, поддержать, быть рядом.
  • Паралич воли, «любимые» мысли – смотрите выше список из 9 пунктов.
  • Злость, ярость на тех, кто должен помогать, но не делает этого – муж, родитель, друг, партнер.
  • Злость на самого себя за беспомощность и бессилие. Между тем, злость очень важна, но – злость другого рода…

Единственный способ выйти из роли Жертвы – это вступить с ней в конфронтацию. Подчеркиваю – не с собой, а с ролью. Это у ребенка нет выбора, у взрослого человека он есть…

«Не хочу быть Жертвой», «Не буду», «Я буду решать сам (а)» – вот основное правило такой конфронтации.

Что делать?

  • Учитесь видеть себя в Жертве и ужаснитесь масштабам этой роли.
  • Учитесь видеть все пути «захода» и «выхода», ищите взаимосвязи с прошлым. Очень скоро вы увидите, что все повторяется. Придет время, и вы сможете поддержать себя настолько, что необходимость в ролях отпадет. Это и будет момент выхода из треугольника.

И вот реальность утеряна, оба – в прошлом, каждый – в своем, оба – в своих «брошенных» детских частях.
Взаимные претензии, особенно длящиеся годами, пожирают привязанность.

Если каждый из них не слышит себя, считает себя плохим и потому отчаянно пытается это скрыть с помощью различных стратегий подстройки или бегства, то все пространство отношений займет травмированная детская часть. Непременно воспрянут все обиды и ожидания, которые будут их (отношения) разрушать. Ибо, как известно, чем лучше мы относимся к себе, тем больше мы доверяем и принимаем партнера. При этом мы не несем на себе его детскую часть, соглашаясь быть ему хорошим родителем, которого он не имел, но мы соглашаемся с тем, что она у него есть, и он, как любой живой человек, тоже может переживать детские чувства. Не обвиняя себя в таком состоянии партнера, мы сможем и его освободить от ответственности за наши чувства.

 

Психолог УЗ «Городокская ЦРБ» Л.А. Судакова

Оставьте комментарий